В прошлом 2015 году Забайкалье праздновало не только 70-летие Великой Победы, но и победы над японским милитаризмом. Центральным мероприятием кампании стала международная научная конференция «Вторая мировая война: Предыстория. События. Уроки» в Чите и в Маньчжурии в конце августа - начале сентября с приглашением известных российских и иностранных ученых.

Главным гостем научного форума стал один из крупнейших российских историков, эксперт по русско-китайским отношениям из Красноярска, профессор и заведующий кафедрой всеобщей истории Сибирского федерального университета Владимир Григорьевич Дацышен.

Он поделился с обозревателем нашей газеты своими взглядами на проблемы истории советско-японской войны 1945 г., затронув сложные вопросы этого важного исторического события, выявленные на основе исторических источников и работ исследователей. Данный материал – продолжение рассказа о вопросах советско-китайского взаимодействия.

 

Политика - дело тонкое

Корр.: В НАЧАЛЕ сентября 1945 г. китайские власти постоянно поднимали вопрос о скорейшей передаче Внутренней Монголии командованию войск Китайской Республики?

В.Д.: Это при том, что китайские представители так и не появились в районах расположения советских войск. 10 сентября МИД КР обратился к НКИД с просьбой сообщить «время и место встречи представителей советского командования с представителем МИД и представителями китайского командования на китайской территории для организации передачи районов провинций Чахар и Жэхэ, занятых советскими войсками в период войны с Японией, командующему китайскими войсками генералу Фу Цзои». Заведующий европейско-азиатского департамента МИД КР Пу Даомин предлагал такую встречу провести в городе Баотоу.

Ситуация с передачей занятых советскими войсками районов Внутренней Монголии и Маньчжурии китайским правительственным войскам осложнялась тем, что пограничные между Северным Китаем и Маньчжурией районы были заняты войсками коммунистической партии Китая, не подчинявшимися командованию Китайской Республики.

Корр.: В августе 1945 г. началась история русско-китайского взаимодействия в Маньчжурии, оказавшейся на некоторое время под властью советского военного командования?

В.Д.: Здесь проблем было много, начиная с вопросов обеспечения местного населения продуктами питания и заканчивая борьбой с преступностью. В сентябре 1945 г. в Маньчжурию (Северо-Восточный Китай) стали прибывать представители китайского военного командования. Например, 22 сентября в Чанчунь прибыл уполномоченный генерала Ма Чжаншаня генерал Ма Цзи, который должен был принять войска бывшего Манчжоу-Го и на их базе начать формировать новую 11-ю армию Китая. В октябре начались переговоры и согласования по вопросам замены советских войск в Маньчжурии войсками Китайской Республики. Эти переговоры оказались сложными и надолго затянулись. В октябре 1945 г. эти переговоры на месте, в Чанчуне, велись между маршалом Р.Я. Малиновским и Сюн Шихуэй, но почти все конкретные вопросы они согласовывали со своими правительствами.

 

Затянутый вопрос

Корр.: В СЕНТЯБРЕ 1945 г. в число важнейших вопросов советско-китайских отношений вошла проблема японской собственности на территории Маньчжурии?

В.Д.: Уже 15 сентября на встрече в Лондоне китайский министр иностранных дел Ван Шицзэ сообщил наркому иностранных дел В.М. Молотову: «Китайское правительство предлагает, что вся японская собственность, находящаяся на территории Китая, как частная, так и государственная... должна быть передана Китаю в счет репараций». Кроме того, китайские власти просили помощи советского командования пресекать японский саботаж и не допустить уничтожения японцами своего имущества в советской зоне оккупации.

Корр.: Процесс передачи Северо-Восточного Китая в руки китайских властей оказался сложным и затянулся надолго?

В.Д.:. 2 октября 1945 г. газета «Забайкальский рабочий» сообщила: «Вывод советских войск из Маньчжурии начался». Вообще вывод частей Красной Армии из Китая стал отдельной и важной проблемой в истории Дальнего Востока. Но осенью 1945 г. эта проблема еще не была политизирована. Офицер-артиллерист из Бурятии М.И. Соколов вспоминал: «После капитуляции и проведения всех формальностей по сдаче в плен и интернированию японских войск для поддержания порядка подразделения были расставлены по отдельным станциям на КВЖД. 134-й дивизион непродолжительное время находился на станции Вангунь, я был назначен комендантом станции. Местное население постоянно помогало нам в розыске скрывшихся от пленения японских офицеров и солдат. Которые порой совершали террористические акты против офицеров и солдат Советской Армии, находящихся на этой станции. В сентябре 1945 года пришел приказ: бригаде возвратиться в Советский Союз на место постоянной дислокации. Провожая нас, китайские шахтеры плакали: видимо, слишком тяжело им было под японским ярмом. Так для нас закончилась война с японскими милитаристами».

Назначенный гоминьдановским правительством мэр Харбина Ян Цзоань и сопровождавшие его военные и китайские чиновники прибыли в Харбин только в конце декабря 1945 г. Немало проблем возникло с переброской китайских войск и прибытием китайских чиновников в Шэньян и Чанчунь. В силу ряда причин запланированный на осень 1945 г. вывод всех советских войск осуществить не удалось.

Советские войска окончательно были выведены из Маньчжурии лишь весной 1946 г.

№8 от 17.02.2016



«ZABINFO.RU» - самая подробная лента новостей Забайкальского края